22.06.2021
Куприн на карикатуре

Гранатовый браслет – великая любовь или преступление и абьюз

Гранатовый браслет – весьма известный рассказ, в котором автор – признанный классик  Александр Иванович Куприн – обрисовал свои взгляды на высокие чувства и решил объяснить, что же такое великая любовь. И хоть он не входит в тематику моего блога, я давно хотела о нём написать. Так что —

Коротенько о сюжете

Живёт на свете Вера, жена князя Шеина. Семья у них по меркам их класса небогатая – из тех, у кого жемчуг мелкий – и вынуждена экономить, но осторожно, так чтобы этого не заметило приличное общество. Не по статусу князю скромно жить, не держать лошадей, не устраивать балов и приёмов…

Вера живёт с мужем в дружбе и согласии, следит за хозяйством и помогает мужу не разориться совсем.

Необработанные зелёные гранаты. Действительно весьма редкие

И есть у Веры тайный поклонник – неизвестный, который много лет назад начал навязчиво искать её внимания, следить за ней и писать любовные письма. Отвечать на которые замужней женщине неприлично – уже сам факт такой переписки мог быть серьёзной причиной для развода. Который по тем временам был большим позором для женщины, и из высшего света она могла опуститься на дно жизни – к нищим и содержанкам.

Так что Вера ему не отвечает и тайны из этого не делает – навязчивый поклонник давно стал объектом насмешек в её компании. Хотя сама Вера и считает, что смеяться над чужими чувствами нехорошо.

И так продолжается пока поклонник не присылает ей в подарок самое ценное, что у него есть – безвкусный золотой браслет с красными и зелёными гранатами. Принимать который ей опять же неприлично, и Вера отдаёт его мужу. Тот вместе с братом жены находят поклонника и настоятельно требуют прекратить преследовать и компрометировать княгиню.

Таинственный незнакомец оказывается мелким чиновником Желтковым, у которого в жизни ничего, кроме этой любви нет. Требованиям он внял и обещал не навязываться больше. А когда господа ушли, не придумал ничего лучше и самоубился.

***

Подобное поведение Желткова Куприн прямым текстом называет истинной любовью, о которой мечтает каждая женщина. Подкрепляя это высказывание другим примером – парнем, который бросился под поезд по первому требованию своей возлюбленной.

И вслед за Куприным то же самое твердят критики, авторы учебников, литературоведы, учителя, вдалбливая детям, что именно это есть святое чувство, истинная любовь и счастье для каждого человека.

Но так ли оно? Ещё когда я была подростком с бурлящим в крови нонконформизмом, мне казалось, что такая любовь – нечто однозначно неправильное, неприятная калечащая штука для обеих сторон и психически здоровому человеку такое нафиг не нужно.

Повзрослев, набравшись опыта и умных слов, расширив горизонты я теперь могу с уверенностью заявить, что великая любовь Куприна – это преступление и психологическое насилие. И меня крайне огорчает, что система образования (в большинстве случаев) восхваляет такие нездоровые отношения, говорит подрастающему поколению, зачастую ещё не освоившему критическое мышление, что такое поведение – это хорошо и правильно.

Сталкинг

Англоязычный термин, который обозначает навязчивое преследование жертвы и приравнивается к домогательствам и психологическому насилию. Которое вполне может перерасти в физическое.

В 80% случаев им занимаются мужчины, а жертвами чаще всего становятся женщины. Результатом такого преследования для них становятся повышенная тревожность, постоянный страх, депрессии и панические атаки.

Хотя подобные действия сам сталкер может оправдывать любовью, с точки зрения психологии они мотивированы примерно так же как и бытовое насилие – стремлением взять чужую жизнь под контроль, самоутвердится за чужой счёт. Потому во многих странах считается уголовным преступлением.

Куприн спустя 4 года после написания рассказа

Подходят ли под это понятие действия Желткова? Который годами доставал женщину письмами, следил за ней в общественных местах, хранил её вещи – забытые или украденные. И даже после смерти отказался оставить в покое, навязавшись ей в виде тяжёлого воспоминания, да ещё и высокомерно «простив», будто это она виновата в его смерти. Однозначно сталкинг, он самый.

Выглядит ли это как трагическая, великая, неземная любовь? Разве что с точки зрения самого Желткова.

Неудивительно, что он, подобно многим домашним тиранам, кухонным боксёрам и прочим бытовым абьюзерам, считает свои действия правильными и оправданным. Хотя оправдания эти со стороны выглядят нелогично и натянуто.

Он желает Вере счастья и покоя, но при этом сам годами её тревожит и подвергает опасности – отношения между мужчиной и женщиной, тем более в высшем свете, в те времена были гораздо менее свободны, чем сейчас. И попадись Вере менее терпеливый муж, «забота» Желткова принесла бы ей немало горя.

Он утверждает, что это не мания и не сумасшествие – он-де проверял, но тут же говорит, что ничего ему в жизни не важно и не интересно, кроме объекта «любви» — Веры. Он называет свои чувства божьей наградой – не иначе как за праведность, но тут же отрекается от бога и ставит на его место Веру. «Пусть ничто вас не тревожит» — пишет он в последнем письме и тут же оставляет в душе женщины глубокую рану, фактически обвинив её в своём самоубийстве.

***

Возможно на заре ХХ века такое поведение и было в рамках если не социальной, то психической нормы. Но с той поры прошло больше ста лет, и наука человеческих отношений шагнула далеко вперёд. Сейчас, если человек готов калечить себя и других и совершать преступления, то сколько бы он не оправдывал свои действия высокими чувствами, это не станет менее нездоровым и социально неодобряемым.

Однако Куприн явно считает иначе. Не раз в тексте он прямо или на примере утверждает, что такие отношения – не дурость молодецкая, не сумасшествие, а истинная любовь. И даже более того, если любовь не приносит страданий, то это никакое не истинное чувство, а так, баловство, «бивуачное приключение».

Подобное рассуждение больше подходит подростку-фикрайтеру, который в силу возраста любить и любиться хочет, а возможности и опыта реальных отношений у него нет. Слышать же такое от великовозрастного состоявшегося образованного человека весьма странно. По меркам современного мира, где самоубиваться от любви – считается по меньшей мере глупым эгоизмом, а быть жертвой преследования – совсем не романтично.

Впрочем, система образования уже много десятилетий отстаёт от современности. Раз великий непогрешимый классик сказал, что это любовь, значит то и будет навязываться школьникам. Порой и вовсе как единственно верный взгляд на такое поведение. Редкий учитель вспомнит про другую, созидательную любовь – между Верой и её мужем Шеиным – и предложит самостоятельно решить, что из этого более правильно.