22.06.2021

О смыслах и подтекстах «Цветов для Элджернона»

Люди любят во всём искать смысл. В поступках других людей, в снах, в положении звёзд на небе, во внутренностях свежеубитой козы… Особенно достаётся искусству, ибо оно есть идеальное поле для всевозможных значений и подтекстов – от заложенных в него автором до увиденных читателем, от отпечатка эпохи, в которой это искусство было создано, до нового значения, которое придаёт ему изменившееся спустя века мировосприятие.

Многие более или менее проработанные произведения к тому же содержат не один моральный посыл. Какой именно увидит читатель – зависит от его мировоззрения, знаний, возраста, а то и просто настроения. Иногда они совпадают с тем, что хотел сказать автор, иногда нет.

Иногда смыслы лежат на поверхности, их не надо искать или складывать из разбросанных по тексту кусочков. Иногда глаз цепляется за один такой кусочек, а остальные лепятся к нему, и смысл формируется в голове как снежный ком, который уже не получается развидеть и переключиться на что-нибудь другое.

Я не исключение и тоже порой люблю закопаться в текст в поисках значения синих занавесок.

«Цветы для Элджернона» — знаменитая классика фантастики и американской литературы, не раз экранизированная и включённая в школьную программу по литературе в США. Любимая многими читателями и обласканная критиками. Ставшая (в рамках американской литературы) одним из произведений, которые убедили публику и, что важнее, издателей, что фантастика может быть серьёзной литературой для размышлений, а не только развлекательными перестрелками с пришельцами…

Однако мы тут собрались обсуждать не культурное значение книги (которое весьма велико), а её подтексты и смыслы. А раз книга даёт пищу для размышлений, то почему бы не поразмышлять?

Первое, что бросается в глаза большинству читателей – это история о человечности и умственно отсталых.

Киз не был первым, кто взялся пояснить толпе, что умственно отсталые люди – это тоже люди, однако в те далёкие годы (книга была написана в начале 60-х) эта тема ещё не была истоптана творцами, которые ухватились за лёгкий способ выжать из читателя эмоции. И совпала с настроениями общества, которое после очередной мировой войны задумалось о равноправии и толерантности. В том числе о равных правах всевозможных меньшинств, к которым относятся и умственно отсталые. Современному читателю подход Киза к рассказыванию историй может показаться банальным, однако не стоит забывать про год написания книги. И про то, что идеи доброго-разумного-вечного не становятся хуже от того, что их повторяли слишком часто.

Ярко и наглядно, как раз для подросткового возраста, когда эту книгу проходят в американских школах, автор рассказывает о том, что такое человечность, и что она не зависит от умственных способностей – что такое хорошо, и что такое плохо.

Однако вы же сюда пришли не за тем, что лежит на поверхности и без моих объяснений всем понятно? Я уже упоминала, что иногда скрытый смысл сам лезет в глаза и развидеть его сложно. Для меня таким стал христианский подтекст этой книги.

Во многих религиях, и в христианстве в том числе, были, а порой есть и по сей день фанатики, утверждающие, что если бог сделал человека больным, значит такова его воля (или это расплата за грехи в прошлых жизнях, если религия заменяет божью волю кармой), лечить такого человека иначе чем молитвами – идти против божьей воли, значит совершать грех. В особо терминальных случаях даже спасение жизни – утопающего, например – может считаться в глазах верующих нарушением божьей воли или вмешательством в судьбу.

Постер первой экранизации книги

В «Цветах для Элджернона» проглядывается именно такой посыл, складывается из деталей, слов и поступков персонажей – не надо лечить слабоумных. Такими их создал бог, это их судьба и их место в мире, только на нём они могут быть счастливыми (почему-то даже сторонники такого бесчеловечного взгляда на бога, всё равно считают, что он добр и желает своим творениям счастья).

Пока Чарли был слабоумным, он считал свою жизнь хорошей и был вполне счастлив – у него была работа, друзья, которым с ним было весело, он ходил в школу и мечтал научиться читать. Но чем умнее он становился, тем больше у него прибавлялось проблем и забот, а вместо радости и веселья он всё чаще чувствовал злость и обиду.

Однако одной этой сюжетной линии было бы недостаточно (по крайней мере для меня), чтобы вывести мораль о грехе исправления божьего замысла. Кроме неё в книге есть несколько деталей, подтверждающих эту теорию.

Первой такой деталью, за которую я и зацепилась взглядом, стала медсестра, ухаживающая за Чарли после операции, которая прямым текстом говорит о том, что учёные совершили грех. Поначалу я отмахнулась от этого – слова персонажа ещё не позиция автора, а религиозных фанатиков вставляют в свои книги многие фантасты. Однако потом к ней добавились и другие детали из текста.

Учёный высокомерно заявляет, что создал человека – чем не попытка сравняться с самим творцом? Религиозное откровение посетит главного героя на пике его умственных способностей, но вместо сияющего света его ждёт низвержение во тьму – не потому ли, что рая в мире Киза не достичь силой разума?

Это самые яркие и значимые сцены, но и кроме них по книге разбросаны мелкие намёки, от которых уже не получается отмахнуться. Из них вырисовывается аналогия с Вавилонской башней. Учёные пытались сравниться с богом и создать разум для слабоумного.  И в итоге их ждёт крушение, после которого станет даже хуже, чем было.

Из всего этого можно сделать вывод, что автор сознательно или случайно вместе с идеей показать, что такое человечность и в чём она проявляется, вывел идею, что не надо лечить слабоумных, потому что их такими создал бог. Можно ещё добавить – создал, чтобы проверить на человечность других людей.

Занятно, что при такой выпирающей религиозности текста, многие общины верующих в Штатах требовали убрать эту книгу из школьной программы из-за слишком детальных описаний секса и возбуждения.