22.06.2021
Страшный суд - картина Мартина

Draumkvedet — перевод средневековой норвежской поэмы

Draumkvedet — одна из самых известных норвежских средневековых поэм, где слились воедино языческие верования и христианство. Предисловие к переводу оказалось таким большим, что история и значение поэмы вынесены в отдельную статью.

1

Если вы готовы слушать, я могу спеть
Про славного парня,
Про Олафа Астесона,
Который проспал так долго.

То был Олаф Астесон,
Который проспал так долго.

Он лёг спать в Канун Рождества,
И так сильно сморило его,
Что не просыпался до Крещения Господня1,
Когда люди собирались у церкви.

Он лёг спать в Канун Рождества
И спал так долго,
Что не вставал до Крещения Господня,
Когда птицы расправили крылья.

Он не просыпался до Крещения Господня,
Когда солнце поднялось над вереском.
Тогда он оседлал свою быструю лошадь,
Собираясь в церковь.

Священник стоит у алтаря,
читает долгую проповедь.
Олаф садится у церковных дверей
И рассказывает о своих снах.

Старик и юнец,
Слушай внимательно,
Что Олаф Астесон
Рассказывает о своих снах.

2

Я лёг спать в Канун Рождества,
И так сильно сморило меня,
Что не просыпался до Крещения Господня,
Когда люди собираются у церкви.

Луна светит ярко,
И ширятся пути.

Я побывал на небесах среди облаков
И в тёмных глубинах океана.
Тому, кто захочет повторить мой путь,
Будет совсем не до смеха.

Я побывал на небесах среди облаков
И на дне океана.
Тому, кто захочет повторить мой путь,
Будет совсем не до веселья.

Я побывал на небесах среди облаков
И внизу в мрачных топях.
Я видел адское пекло
И часть небесного царства.

Я странствовал над шумными водами
И над глубокими долинами.
Я слышал журчание воды, но не видел её,
Будто она текла под землёй.

Я ужасно устал от этого путешествия
И будто горел изнутри.
Я слышал журчание воды, но не мог добраться до неё,
Будто она текла под землёй.

Не ржала лошадь подо мной,
Не гавкала моя собака,
Не чирикали птицы по утру,
И всё было таким странным.

Я провёл на том свете
Много долгих ночей.
Только Богу известно,
Сколько бедствий я повидал.

Теперь мне о многом известно,
Я стал намного мудрее.
Долго я был в аду
И узнал, что такое смерть.

3

Когда я попал на тот свет,
Заросли терновника встретили меня.
Они изорвали мой красный плащ
И исцарапали мои ноги.

Луна светит ярко,
И ширятся пути.

Когда я попал на тот свет,
Я прошёл сквозь терний кольцо.
Они изорвали мой красный плащ
И исцарапали мои пальцы.

Я приехал к Гьялларбру2,
Что высоко над землёй.
Весь мост покрыт золотом,
И повсюду на нём шипы.

Шипящая змея и скалящийся пёс,
И бык между ними –
Три зверя на Гьялларбру,
Яростные и зловещие.

Скалящаяся собака и шипящая змея,
И бык грозит рогами —
Они не пропустят по Гьялларбру
Того, кто не достоин.

Я прошёл по Гьялларбру,
Хотя это было непросто.
Я преодолел болота Вос
И оставил их позади.

Я пробрался сквозь топи,
Где нельзя и шагу ступить.
Я прошёл по Гьялларбру,
И рот мой забился землёй.

Я прошёл по Гьялларбру,
Подгоняемый шипами,
Но болота были куда тяжелее —
Бог в помощь тем, кому придётся там идти.

4

Когда я пришёл к тем водам,
Где лёд горит чёрным пламенем,
Бог направил мой разум,
И я не стал приближаться.

Луна светит ярко,
И ширятся пути.

Я побывал на том свете,
Никто мне там не знаком,
Только благословенная Матерь Божья
С сияющим золотом на руках.

Кто-то пройдёт по холмам Гримара,
Другой пройдёт по пескам Сколь,
А тот, кто перейдёт поток Гьяллар,
Выйдет промокшим на другом берегу.

Я свернул на зимнюю тропу3
По правую руку от меня,
Где я увидел рай,
Прекрасные сияющие земли.

Там я снова увидел Матерь Божью.
Я не знал, куда мне идти.
«Отправляйся в Брокксвалин4,
Где будет вершиться суд.»

5

Я пришёл к церкви пиллигримов5,
Никто мне там не знаком,
Только добрая Матерь Божья
С сияющим золотом на руках.

В Брокксвалин,
Где будет вершиться суд.

С севера прибыло полчище,
Скакало словно гром.
Впереди Седобородый Грутте6,
А за ним демонов сонм.

С севера прибыло полчище,
Каким жутким оно было!
Впереди Седобородый Грутте
На своём чёрном коне.

С юга прибыло воинство,
Каким прекрасным оно было!
Впереди Святой Михаил
На своём белом коне.

С юга прибыло воинство
В полной тишине.
Впереди Святой Михаил
Рядом с Иисусом Христом.

С юга прибыло воинство
Медленно и величаво.
Впереди Святой Михаил
С рогом на бедре.

То был святой Михаил.
Он затрубил в свой рог,
И тотчас же все души
Собрались на суд.

Души задрожали,
Как тополиные листья на ветру,
Все и каждая
Рыдали о своих грехах.

Святой Михаил
С чашами весов
Взвешивал стонущие души
Перед Иисусом Христом.

6

Я видел юнца –
К нему первому подошёл –
Мальчик с дырами в ладонях
И по колено в земле.

В Брокксвалин,
Где будет вершиться суд.

Я проходил мимо человека
В плаще из свинца —
Бедная душа, что при жизни
Погрязла в жадности.

Я проходил мимо людей
Несущих раскалённые камни —
Помилуй, Господь, бедные души,
Что сдвигали чужие границы.

Я проходил мимо детей,
Что стояли в огне —
Помилуй, Господь, стонущие души,
Что проклинали отца и мать.

Я проходил мимо жабы и змеи
Грызущих друг друга зубами —
То были родные братья,
Что проклинали друг друга.

Я встретил двух змей
Кусающих друг друга за хвост —
То были брат и сестра, что при жизни
Сочетались греховным браком.

Я пришёл к дому Сисле7
Ведьмы заперты внутри,
Стоят в лужах крови,
Заняты жестокой работой.

Горячо в аду,
Горячее, чем можно представить.
Они склонили над котлом с кипящей смолой
И режут на части священника.

7

Благословен тот, кто при жизни
Дал обувь бедняку,
Ему не придётся идти босиком
По терновым зарослям.

Люди говорят,
Правда откроется на Страшном Суде.

Благословен тот, кто при жизни
Дал молоко бедняку,
У него не закружится голова
На высоком Гьялларбру.

Благословен тот, кто при жизни
Дал хлеб бедняку,
Ему не страшен на том свете
Громкий лай собак.

Благословен тот, кто при жизни
Кто дал крупу бедняку,
Ему не страшны на Гьялларбру
Острые бычьи рога.

Благословен тот, кто при жизни
Дал еду бедняку,
Его не ждут на том свете
Ненависть и презренье.

Благословен тот, кто при жизни
Дал одежду бедняку,
Ему не страшны на том свете
Высокие горы из льда.

Старик и юнец,
Слушай внимательно,
Что Олаф Астесон
Рассказывает о своих снах.

Проснись, Олаф Астесон,
Ведь ты спал так долго.

1. Канун Рождества — 24 декабря, Крещение Господне или Богоявление — 6 января, то есть Олаф Астесон беспробудно спал 13 дней. Во многих культурах промежуток между этими датами считается временем, когда размываются границы между миром мёртвых и миром живых.

2. Гьялларбру — мост Гьяллар — в сканданавской мифологии дорога, по которой души идут в загробный мир Хельхейм. В Эддах его охраняют великанша Модгуд и пёс Гарм. Только праведные души, помогавшие другим людям при жизни, могут пройти по нему.

3. Вероятно, это та самая дорога, которая упоминается в Эддах как «северная тропа» — путь в Хельхейм.

4. Брокксвалин — чертоги в облаках, преддверье рая.

5. Церковь пилигримов — часть облачных чертогов

6. Грутте Седобородый выступает в поэме как противник ангелов, отчего в англоязычных версиях его переводят «дьявол», однако некоторые исследователи считают, что Грутте — это Один, сохранившийся в сознании людей и прошедший сквозь призму христианского мировоззрения — христианство почти во всех культурах объявляло языческих богов демонами. В частности норвежский фольклорист Кнут Лиэстол поддерживает такую версию, сравнивая имя и облик Седобородого Грутте с именами и прозвищами Одина.

7. Дом Сисле — место в аду для наказания за ведьмовство.