18.09.2021
Страшный Суд - картина Босха

Об истории и значении норвежской поэмы Draumkvedet

Draumkvedet – одна из самых известных норвежских средневековых поэм, яркой отличительной чертой которой является смешение языческих и христианских верований и представлений о загробном мире.

Прочитать её саму можно здесь — Draumkvedet — перевод средневековой норвежской поэмы, а эта статья — своеобразное предисловие к переводу.

Поэма впервые записана в XIX веке, когда в западном мире и Норвегии в том числе стал разгораться интерес к народному творчеству. Однако исследователи склоняются к мысли, что создана она была в позднем средневековье – в XII-XIV веке. Об этом свидетельствует язык поэмы – устаревший норвежский – и смешение скандинавской мифологии и христианской системы мира, что было характерно для средневекового народного творчества.

Draumkvedet относится к особому средневековому поджанру поэм о снах – собственно её название и переводится как поэма-сон. Поджанр был весьма популярен в западной Европе. Считается, что Draumkvedet написана под влиянием этой моды. Некоторые пишут даже, что её сочинил норвежец, живший в Англии – оттого в ней так много параллелей с английской народной песней Lyke-Wake Dirge и ирландским «Видением Тундала».

Гьялларбру - мост Гьяллар
Гьялларбру на иллюстрации к поэме

Поэма начинается со вступления, где рассказчик обещает поведать поучительную историю Олафа Астесона, который лёг спать в Канун Рождества и беспробудно проспал до Крещения – 13 дней – пока его душа путешествовала в загробный мир.

Личность Олафа Астесона – предмет споров среди норвежских фольклористов, хотя мало что из их доводов долетает до русскоязычного пространства.

В поэме Олаф представлен как важный человек – он пользуется большим уважением среди соплеменников, его рассказ о собственном сне для них интереснее и важнее, чем проповедь священника. Исследователь скандинавской литературы Гудлейв Бё сделал вывод, что Олаф относился к аристократическому сословию, ведь у него был быстрый верховой конь, охотничья собака и красный плащ – явно не крестьянский набор.

Другие считают его пророком, легендарным мудрецом-предсказателем или средневековым королём Олафом Святым, жившим за пару веков до написания поэмы.

Так или иначе Олаф Астесон уснул в Канун Рождества, и душа его отправилась странствовать по миру, як Дикая Охота, на безмолвном коне, с охотничьей собакой, не имея возможности остановиться или выбрать дорогу.

В своём сне Олаф повторил путь, по которому душа переправляется на тот свет. Не в рай для воинского сословия – Вальгаллу, куда валькирии уносят павших героев – а в загробный мир для всех остальных – Хель, изрядно приправленный христианскими воззрениями.

Олаф преодолевает заросли колючих кустарников, мост Гьялларбру, охраняемый злобными тварями, болота – испытания для души. Если человек был праведником при жизни, помогал другим людям, то он легко пройдёт эти испытания. Прошёл их и Олаф, но потом…

Тут к скандинавской мифологии добавляется христианская, и вместо Хель Олаф с помощью девы Марии попадает в Брокксвалин – преддверье рая, где видит предсказание Апокалипсиса – последнее противостояние ангелов и демонов и Страшный Суд.

Примечательно, что во главе ангелов стоит Святой Михаил, а противостоит ему не Люцифер или абстрактный дьявол, а некий Грутте Седобородый с сонмом приспешников.

В одном варианте поэмы он едет на чёрном коне, в другом носит большую шляпу, а на последнюю битву мчится по небу с громом и молниями, что ярко напоминает Дикую Охоту Одина. Норвежские фольклористы считают, что Грутте и есть Один, который к концу Средневековья превратился из бога в демона. Наползая на языческие народы, христианство часто объявляло их старых богов слугами дьявола, а то и самим дьяволом.

Фольклорист Лиестол в качестве доказательства этой теории приводит сравнение облика и имени Грутте с именами и прозвищами Одина.

Дикая Охота Одина - Арбо
«Дикая охота Одина» Петера Арбо

Заканчивается поэма Страшным Судом и нравоучением о грехах и праведности, как надо жить, чтобы не попасть в ад и пройти испытания на пути к раю. В чём норвежцы – тот же Бё – видят параллель с «Божественной комедией» Данте, хотя перечисление грехов и адских мук здесь гораздо скромнее. Среди прочего норвежский ад ждёт тех, кто не почитает отца и мать, враждует с роднёй и самовольно меняет границы владений.

Для поэмы не раз была написана музыка. Не считая народных напевов, ныне не сохранившихся, первая музыкальная версия поэмы была создана в 1920-х годах норвежским композитором Давидом Юхансеном. Всего у Draumkvedet около десятка разных версий — от соло исполнения до партий для оркестра и хора. Самой годной, на мой взгляд, и самой легкодоступной для прослушивания является версия от группы «Anda».