22.06.2021
Питер Пэн с дудочкой

Питер Пэн – ангел, уносящий души детей на небеса? Или нет?

Популярные сказки со временем обрастают множеством интерпретаций, рассуждений о том, что же хотел сказать автор и какой скрытый смысл он закладывал в своё произведение. Литературоведы пишут об этом статьи, другие литературоведы их оспаривают. Некоторые гипотезы становятся «официальной версией», другие бунтарским толкованием с совершенно противоположным смыслом – примерно так обстоят дела, например, с «Алыми парусами», про смыслы которых я недавно делала статью. Особо известные классики удостаиваются даже отдельных книг, где именитый исследователь разбирает, почему автор сказки использовал именно такие слова, а не другие.

Питер Пэн не стал исключением.

Иллюстрация из первого издания сказки «Питер Пэн и Венди»

Наверное, самое популярное толкование этой сказки представляет Питера как ангела, который спускается на землю, чтобы забрать души мёртвых детей в рай. Аргументов для этой теории достаточно.

Питер Пэн умеет летать – пусть даже и не сам, а с помощью волшебной фейской пыльцы – и передавать эту способность детям, которых он уводит из дома. Их путешествие в Нетландию легко можно сравнить с вознесением – они летят в небеса к самому счастливому месту в мире, к волшебному острову, где их ждут все детские радости – приключения, игры, друзья и совершенно никаких ограничений или контроля со стороны взрослых. Да и тот факт, что ни Питер, ни другие дети не стареют, тоже играет на руку этой теории.

Причины появления такой версии понятны – диснеевский мультфильм показал Нетландию как вполне благостное райское место, да и появление Питера на свет, описанное в сказке «Питер Пэн в Кенсингтонском саду», очень похоже на смерть и перерождение, притом неоднократное.

Однако для людей, внимательно читавших сказку «Питер Пэн и Венди», ту самую, где появляются Нетландия и полёт детей в небеса, эта версия может выглядеть … странно.

Оригинальная сказка Джеймса Барри некоторых нежных читателей может поразить своей жестокостью и кровавостью. Живущие на острове мальчишки ведут самую настоящую войну с пиратами, где пролитая кровь и трупы поверженных врагов – не редкое явление.

Другие обитатели острова не очень-то дружелюбны: пираты — заклятые враги, индейцы — нейтральная фракция, с которой можно повоевать ради удовольствия, но ближе к концу они признали Питера великим воином и сдались. В лесах немало хищных зверей. Феи, маленькие прекрасные создания, рождённые от первого смеха младенца, нередко ведут себя жестоко и ревниво. Та же Динь-динь пытается по мере своих небольших возможностей убить заглавную героиню сказки Венди, приревновав её к Питеру.

Питер Пэн из серии открыток 30-х годов прошлого века в исполнении Эдварда Мансона Эггльстона

Автор подаёт такие вещи легко, в виде детской игры, где многие события могут быть плодом воображения (а могут и не быть), однако восприятию Нетландии как рая это очень мешает.

Питер Пэн – главный заводила шайки мальчишек, которого остальные побаиваются, и есть за что – порой он ведёт себя не как доброжелательный ангел, а как языческое божество-трикстер, не злое, но и не доброе, в первую очередь заботящееся о своих забавах и интересах, относящееся к детям и всем остальным существам на острове как к своим игрушкам.

По сути Питер Пэн уносит детей к вечной войне. В которой, впрочем, им предрешена победа над любым врагом, ведь на их стороне сам летающий мальчик.

С появлением моды на переосмысление старых сказок, многие авторы потянулись к произведениям Джеймса Барри и стали вытаскивать эту черту на первый план, делая Питера Пэна злодеем, добавляя кровавых подробностей и показывая известную историю под другим углом. Так, например, сделал Джеральд Бром в своём тёмном фэнтези «Похититель детей» или Кристина Генри в книге «Потерянный мальчишка». Однако их злая версия Питера Пэна частенько не дотягивает по жутковатой беспечности оригинального нестареющего мальчика, проводящего вечность в играх и сражениях.

В своей статье о том, что Питер Пэн весьма жутковатый персонаж даже в оригинальной детской сказке, я сравнила Нетландию с Вальгаллой. Если остров – это рай, то разве что для суровых берсерков, которым он дарует радость вечной битвы и победного пира.