22.06.2021

Чем вдохновлялся Фрэнк Герберт, создавая «Дюну»

У каждой книги есть свои корни – образы, идеи, события, другие книги, которыми вдохновлялся автор, которые повлияли на его творчество, которые он увидел, переварил и вставил в своё произведение. Так почему бы не поговорить о корнях «Дюны», о том, благодаря чему она стала именно такой, какой мы можем прочитать её сейчас.

«Они остановили движение песков»

Эта статья упоминается едва ли не во всех биографиях автора.

В 1957 году Фрэнк Герберт пытался написать статью об экологическом эксперименте – Департамент сельского хозяйства хотел повлиять на передвижение песчаных дюн в Орегоне, защитить от них маленькие города и дороги, высаживая на их вершинах определённые виды растений. Из более чем 11 000 опробованных видов подошёл только один – трава Европейский Песколюб, которая отлично росла на песке и скрепляла его корнями, постепенно превращая в пригодную для других растений почву.

Тот самый Европейский Песколюб — внешне обычная трава

Эксперимент оказался удачным, а вот статья о нём нет. Редакторы говорили, что ей не хватает чёткости – нет ни точных цифр, сколько дорог повреждено песком, ни внятных описаний эксперимента, ни яркой фигуры героя, за которым бы следил читатель… Герберт не стал изменять статью, так что она так и не была опубликована.

Только в 2005 году, уже после смерти писателя, недоделанный черновик «Они остановили движение песков» был опубликован его старшим сыном Брайаном Гербертом в книге «Путь к Дюне» вместе с другими набросками к романам и отрывками из писем.

Однако само исследование произвело большое впечатление на Фрэнка Герберта. Плодом этого впечатления стала экологическая линия в классической «Дюне» — превращение планеты пустынь в планету зелёных лесов и обратно.  

Король Артур и его рыцари

Мессианский архетип ещё одна яркая тема «Хроник Дюны». В первой книге Герберт показал становление мессии по всем канонам мономифа, а во второй, которая так и называется «Мессия Дюны», поднял вопрос, насколько опасен может быть герой для общества и насколько, как сейчас бы сказали, токсичным, агрессивным и стремящемся к саморазрушению становится общество, когда избирает себе героя-мессию и начинает верить, что он во всём прав.

Размышления эти продолжаются и в следующих книгах, затрагивают религиозный фанатизм и появление фашистских режимов – Гитлер тоже в некоторой степени повлиял на вселенную Дюны.

Однако сам Герберт говорил, что образ своего мессии создавал, опираясь на историю короля Артура.

Впрочем, не только мессианский архетип унаследовала Дюна от мифической Британии. Из Камелота в неё перешли и другие мотивы – рыцари с клятвами верности, злые ведьмы, плетущие заговоры против короля, сражения на мечах… Да и сам облик феодального средневековья, которое автор перенёс в реалии галактической империи.

Карл Юнг

Если где-то упоминаются архетипы, значит рядом витает дух Карла Густава Юнга.

Юнг известен своими исследованиями коллективного бессознательного и формирующихся в нём образов – архетипов. Исследования его оказали огромное влияние на психологию как науку и не менее огромное на писателей и сценаристов.

На основе его трудов Джозеф Кэмпбелл написал свою знаменитую книгу «Тысячеликий герой», где одним из первых проанализировал героические мифы разных народов сквозь призму юнговской системы архетипов и вывел на их основе мономиф – схематичное путешествие героя, которое проявляется во многих, если не сказать во всех годных произведениях, где есть ярко выраженный герой.

Годы спустя Кристофер Воглер на основе Кэмпбелла и Юнга создал методичку для сценаристов «Путешествие писателя», которая стала почти обязательной в голливудских студиях… Но это будет потом.

А в 60-х годах Фрэнк Герберт создавал свои сюжеты и характеры персонажей, сверяясь с исследованиями Карла Юнга, о чём он сам упоминал в переписке с редакторами.

Psilocybe

Читая подробные описания спайса/пряности/меланжи и эффектов, которые она оказывает на сознание, можно задуматься – плод ли это богатого воображения писателя или он сам пробовал нечто эдакое?

Миколог Пол Стемец, тесно сотрудничавший с Фрэнком Гербертом в своих исследованиях, в книге «Mycelium Running: How Mushrooms Can Help Save the World» писал, что автор «Дюны» не только помог ему определить, в каком компосте уютнее чувствуют себя грибные споры, но и поделился своими источниками вдохновения.

В частности, что происхождение спайса, охраняющие его черви, его значение для галактической империи и её религий списано с грибов вида Psilocybe. Эти грибы, содержащие галлюциногенные вещества, имели большое культурное значение для некоторых индейских племён. Его использовали в религиозных ритуалах, в честь него возводили храмы. А его воздействие описывали как религиозное откровение. В относительно современном мире псилоцибин, содержащийся в грибах, использовался как средство от депрессии.

На употреблении этих грибов основывался культ Марии Сабины – шаманки из племени мексиканских индейцев Масатеки – который стал прообразом ордена сестёр Бене Гессерит. Что тоже известно со слов Пола Стемеца.